На первый взгляд, все выглядит так, как будто ничего никогда не было то же самым. Затем, когда вы внимательно посмотрите на то, что происходит в этой войне против вируса, все в основном так же, как было всегда.

Как надо смотеть на войну с вирусом – как всегда: государство в качестве помощника в периоды необходимости.

Война начинается с того, что через средства массовой информации высшая политическая гвардия объявляет, как надо смотреть на все это.

Как обычно, политики с их средствами массовой информации обосновывает все это с вирусом и, прежде всего, что их программа войны против вируса означает, в первую очередь для всех таким образом, чтоб теперь все знаели, как нужно видеть вещи.

И вот как:

Очень важно задавать правильные вопросы, и есть некоторые вопросы, которые не должны задаваться, поэтому они вынимаются из обращения с самого начала: Во-первых, возникает вопрос, почему все это дерьмо с вирусом на самом деле существует.

Этот вопрос не должен задаваться, в противном случае сразу столкнетесь с политиками, их департаментом здравоохранения, и деловым миром, оба которых не нашли профилактическое производство лекарства достаточно прибыльным, когда последний вирус исчез и с исчезновением вируса исчезла гарантия хорошего бизнеса с вирусом, и ученые, которые находились на пути к разработке лекарства, из-за этого были отправлены домой. С другой стороны, в этом тоже нет ничего особенного: даже вполне нормально, когда кривизна болезни больных граждан растет, стоимость акций промышленности, производящей пилюли, растет. Здоровье – это бизнес, и это хороший бизнес, потому что государство вложило все свои силы, чтобы сделать его хорошим бизнесом.

Следующий вопрос, который не должен задаваться, это почему даже государство – по крайней мере, таков случай с ведущими государствами в мире – которое почти задыхается от своих налоговых поступлений и денег без конца, почему такое государство не вкладывает деньги в умную систему здравоохранения, которая также пригодна к чрезвычайным ситуациям, этот вопрос тоже был выведен из обращения в самом начале всего этого, потому что ответ на этот вопрос так или иначе не ставит политиков и экономики в хорошем свете: вся система здравоохранения во всем мире была создана таким образом, чтобы крупнейший бизнес мог бы сделать с наименьшими инвестициями, и именно поэтому все было закрыто политиками, с целью сэкономить расходы и направить всю систему здравоохранения к такому роду рекетирству. От производства лекарств, которые должны быть прибыльными, т.е., хватить с антибиотиками, например, до закрытия больниц и отделений, которые сократили все виды операций, не дающих никакой прибыли, всегда красиво координируется между производителями медицинских изделий и приватизированных больниц, врачами, участвующим в дивидендах как производителей, так и больницами. В другом месте они называют это разновидностью мафии, вот эта сеть благотворительных бизнесменов называется «наша система здравоохранения», которую мы теперь должны спасти в интересах всех нас.

Вот почему у нас есть эта система здравоохранения, которая, когда она больше не служит для этой цели и используется только для лечения обычных вирусных инфекций за пределами обычной массы, скрыбом и стонами, больше, чем все пациенты, поскорько она больше уже не делает бизнес, и поэтому эта система здравоохранения, которая должна быть защищена от многих пациентов, от лечения которых ничего не может быть заработано – система здравоохранения, которая прежде всего нуждается в государственной помощи. Всем известно, как это выглядит: см. ниже.

Теперь, после каждой мысли о том, как произошло все это дерьмо с вирусом, вследствии того, что несуществующее лекарство и система здравоохранения, которая не была создана для этого, после всех этих вопросов об этом, все это может иметь что-то общего с политикой и экономикой, которые решают обо всем и ни чем, но не хотят иметь ничего общего ни с чем, если что-то пойдет не так, теперь, когда такие мысли были отложены с запретом на их поднятие ни в коем случае, теперь политика, таким образом, подготовила путь для себя, чтобы теперь представить себя в качестве помощника в нужде и как военачальник, который может быть остановлен ничем и никем, ведущих своих подданных в бой с необходимой силой.

Впечатление может быть обманчивым, но у некоторых политиков сложилось впечатление, что объявление войны также дает возможность, наконец, представить себя лидерами своих стран. Есть возможности интерпретации, представить себя больше как помощника или как командира, больше Меркель или больше Трамп.

Это может быть подарком часа для государства, которое сначала ввязло граждан в это дерьмо со своей политикой в области здравоохранения и заботой об экономически выгодной системы здравоохранения, чтобы теперь представить само государство как крупного помощника граждан, и это тоже на самом деле, представляя государство в качестве помощника, вполне нормально. Это то, что они делают с каждой проблемой, которую политики представляют гражданам. Государственные органы всегда представляют себя в качестве помощников из-за необходимости, которую почти всегда никто, кроме самих себя, не создал. Кто еще, кроме того, кто решает обо всем и чем угодно, но никогда не хочет нести ответственность за любую потребность. Иногда разделение труда между бизнесом и политикой помогает, как с безработными, которые существуют только потому, что политика, которая подготовила все правила для экономики, когда работа не окупается, увольняет без каких-либо проблем, с тем чтобы затем предоставить им деньги как безработных, из казны, куда, кстати, люди платят за себя до тех пор, пока у них есть работа, как будто государство делало это, чтобы помочь безработным в их страдании. Вот как это работает везде. И таким же образом, лечение больных людей, которые были заражены вирусом, представляется как помощь для тех людей, больных и здоровых, все равно, кто действительно попал во всю эту „войну“ против вируса с их политикой в области здравоохранения и отсутствия лекарства.

А также продать себя как властный тип, то есть также среди политиков, а не кяак отвратительная схема самоизображения, но именно то, о чем не только политики думают, что это то, что отличает политика с лидерскими качествами. И действительно, такой внешний вид вписывается в то, в чем выражается эта работа вообще, а не только сейчас.

Comments preferably in English.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *